«Я подхожу к делу с душой»: обладатель премии Робби Мюллера Сайомбху Мукдипром в области кинематографии

Тайский кинематографист Сайомбху Мукдипром, чьи фильмы включают номинанта на премию «Оскар» Луки Гуаданьино за лучший фильм «Зови меня своим именем» и лауреата «Золотой пальмовой ветви» Апичатпонга Вирасетакула «Дядя Бунми, который может вспомнить свои прошлые жизни», а также недавно снял триллер Netflix «Беккет». – получил третью премию Робби Мюллера в четверг, следуя по стопам мексиканского оператора-постановщика Диего Гарсии и американского режиссера Келли Райхардт.

Награду вручают Международный кинофестиваль в Роттердаме, Нидерландское общество кинематографистов и Андреа Мюллер-Ширмер.

«Когда он снимает пустое пространство, становится ясно, что на самом деле оно никогда не было пустым», — утверждало жюри, но Мукдипрома также чествовали его прославленные сотрудники, от Гуаданьино и Тильды Суинтон до режиссера «Арабских ночей» Мигеля Гомеса.

«Ты пришел на работу на год, не зная, что мы собираемся снимать и как, поэтому я думаю, что ты немного сумасшедший. В очень хорошем смысле», — сказал Гомес в одном из поздравительных видеороликов, а Суинтон аплодировала жюри за их решение: «Я хочу поздравить вас с тем, что вы решили отдать эту великую честь не только одному из великих художников нашего времени, работающему в кино, но и одному из моих друзей. Называть тебя товарищем — одна из привилегий в моей жизни». Суинтон работала с Mukdeeprom над «Суспирией» и последним фильмом Вирасетакула «Воспоминания».

Ленивая Загрузка Изображения

«Назови меня своим именем» с Майклом Стулбаргом, Тимоти Шаламе и Арми Хаммером Предоставлено Sony Pictures/Everett

Обладатель Золотой пальмовой ветви Таиланда также нашел время, чтобы отметить своего давнего кинематографиста: «Я оглядываюсь назад, когда мы впервые работали вместе 20 лет назад, и вы все тот же парень. Я очень благодарен за это. Ты показал мне, что все возможно. Это просто вопрос оформления».

В то время как дуэт был почти неразлучен со времен «Таинственного объекта в полдень» Вирасетакула 2000 года, Мукдипром считает другой фильм своим настоящим прорывом: малоизвестную драму 2007 года Понгпата Вачирабунджонга.

«Он называется довольно интересно: «Я… Сам». Это не имеет никакого отношения ко мне, но я действительно открыл себя через этот фильм. «О, так вот кто я, вот что я собираюсь делать со своей жизнью». Это было началом моей карьеры», — признался он во время онлайн-беседы, организованной фестивалем, также упомянув члена семьи, который в детстве увлек его фотографией.

«Это была моя тетя! У нее были фотожурналы и фотоаппарат, и, хотя она не дала его мне, она позволила мне использовать его, когда я захочу», — сказал он.

«Я всему научился сам, должен сказать. Я ходил в библиотеку, пытаясь найти простые учебники. Большинство из них были на английском языке, поэтому у меня был с собой словарь, и я просто пытался выучить его понемногу. Больше всего меня вдохновляет уличная фотография, также я смотрю европейские фильмы. Мой английский по-прежнему не очень хорош, поэтому иногда я даже не понимаю историю. Но я все равно продолжаю смотреть, просто потому что мне это нравится».

Явно ошеломленный наградой, Мукдипром признал, что Робби Мюллер по прозвищу «Мастер света» повлиял на него как на оператора — особенно в «Суспирии», — но и как на зрителя.

Ленивая Загрузка Изображения

Тильда Суинтон в фильме «Мемория» из коллекции Everett

«Я бы сказал, что подхожу ко всему с душой и фильмы смотрю тоже с душой — я не пытаюсь стать каким-то киноманом, который все знает. В моей голове застряло столько фильмов. Позже выяснилось, что все они были застрелены Робби. У меня такое чувство, что он сейчас сидит рядом со мной».

Известный тем, что предпочитает снимать на пленку («дело не в технологиях, а во мне»), Мукдипром также подчеркивал важность следования своим инстинктам на съемочной площадке. Так же, как и в случае со сценой на площади в фильме Гуаданьино «Позови меня своим именем», в котором Арми Хаммер и Тимоти Шаламе изображены как будущие любовники и были сняты с одного дубля.

«Это произошло естественным образом, как всегда с Апичатпонгом. У меня была достаточно длинная тележка, поэтому мы с Лукой решили: «Давайте сделаем это!» Вот оно. Со времен фильмов Апичатпонга я стал изучать реальность. Но документальный фильм больше о содержании, а художественная литература больше о чувствах. У вас, как у кинематографистов, есть внутреннее чутье на эти вещи».

Перейти в источник