Святой Георгий попросит нас пройти путь: драконы, страхи и победы

В День святого Георгия, несколько лет назад, мой любимец, однофамилец дня, разместил в социальных сетях карандашный рисунок, сделанный его маленькой дочерью к празднику. На ней были изображены святой Георгий и дракон, но не в обычном положении — герой побеждает, а дракон лежит под копытами его коня, пронзенный и побитый, с широко раскрытыми от ужаса глазами. Нет, дракон и Джордж вместе, улыбаются, в солнечный день, держатся за руки, друзья.

Увиденное заставило меня задуматься об идеях мужества и победы. О чем я часто думаю и по сей день, а если наступит Юрьев день — конечно.

Одним из первых подарков, которые я получил домой, когда стал студентом, была икона Святого Георгия. Бабушка и дедушка подарили мне его, я выбрал его, это победитель. Я был полон амбициозных идей – быть лидером в своем классе, устроиться на очень престижную работу, «бороться с плохими парнями» в качестве будущего адвоката, победить, хорошо заработать, вызвать восхищение. Икона до сих пор дома, остальные только мечты.

Со временем, проведенным на юридическом факультете, медленно и с трудом понимаешь, что «око за око, зуб за зуб» — это не искусство добра и справедливости, а адвокатская битва — это не битва со злом и не борьба за славу, а борьба с существованием зла, в которой победа заключается в его искоренении из общества. Не санкция, а профилактика, перевоспитание, солидарность являются смыслом закона — иначе после дождя колпак и сотня палок мало, и они посылают неверный сигнал, что в конце концов принуждение все еще является ответом, послание подписано и штампованные нами, борцами за добро и справедливость. Конечная цель уголовного права — не нуждаться в нем.

Такая же разница есть разница между Ветхим Заветом и Новым, на чисто понятийном уровне, для понимания которого не нужно быть религиозным.

В этом разница между Богом-Отцом с суровой рукой, Который мстит и наказывает за непослушание непослушного человека, забывшего свое подчиненное положение, и Богом-Сыном — тем, кто отдает ближнему свою вторую рубашку и подставляет другую щеку. , любит всех потому, что знает человека, может быть, некому больше их любить, и искупает чужие грехи тем, что принадлежит ему и находится в его власти, — собой. Сыновья приходят в мир, чтобы продолжить и превзойти своих отцов.

Разница между санкцией и предупреждением, разница между Ветхим Заветом и Новым есть также разница между св. Георгием с иконы и св. Георгия с детского рисунка. Тот, кто пронзает дракона своим копьем, и тот, кто укрощает дракона и превращает его в друга, приглашает его «погулять с нами», как поется в болгарском переводе многонациональной Георгиевской песни.

Вчера вечером, накануне Юрьева дня, мы с моим лучшим другом пили пиво в Королевском саду и, как обычно, разговаривали о жизни.

Откуда-то слышу гимн, эхо, и на мгновение по мне проходит неприятный леденящий трепет — условный рефлекс, выработанный мною в последние годы с тех пор, как наши национальные символы, такие как гимн, флаг, наши народные танцы, наши костюмы и вышивки, наши барабаны и праздники, были присвоены шумными группами людей в пропагандистских целях, сведены к узкому смыслу использования в качестве оружия против видимых и невидимых «врагов»: других людей, других народов, других культур, других политиков, диссидентов , другие. (Те самые другие, с которыми мы сосуществуем под одним Солнцем каждый день и у которых больше общего, чем различий, потому что в конце дня мы все хотим вернуться домой, в тепле, в мире, чтобы нас любили, чтобы нас принимали.) ошибаюсь, через секунду вспоминаю, что это обычный фейерверк к предстоящему Дню Мужества.

Рядом с нами погруженный в свою игру четырехлетний мальчик гоняет по аллеям каштаны и заливается смехом почти час, а мой приятель рассказывает мне о своем соседе и друге детства — грамотном человеке, у которого за плечами тысячи страниц, но угрюмый, обиженный, злой на мир, и на современные ценности, и на злой Запад, и на своих продажных соотечественников, и на гендеры, и на мировой заговор, и на гадов, и на чипсы… в общем, рассказы соседского пацана , обычный пацан без отца, который вырастает и идет зарабатывать большие деньги, грубой силой трахает мир, который, как он думает, трахнул его при рождении. Легкий образец для подражания доступен. С ним вам не придется бороться с драконами внутри себя и приручать их, или прощать тех, кто вас не любил, или каждый день задавать себе невыносимо сложные вопросы, ведь ваш мир бинарен — есть хорошее и плохое, белое и черный, правильное и неправильное, ты и Другие.

Если вы решите так думать, то данный выбор одноразовый, одноактный, не требует чрезмерных усилий. Если вы это сделаете, с этого момента легко превратить все, от ваших страхов до ваших народных песен, в ваше оружие, в копье. И трудно вернуться, если кто-то не протянет вам руку, чтобы вернуть вас.

Когда я был ребенком, однажды, раз в много раз, я поссорился с бабушкой. Я был расстроен, и мой отец сказал: «Не сердись на нее, тебе всегда приходится выбирать в своей жизни, хочешь ли ты быть правым или счастливым, а она часто забывает, какой из этих выборов правильный». Это легче забыть. Легче быть мучеником, героем в собственном эпосе и мифологии, чем быть человеком, обычным человеком, другом. Если он выбирает это для себя, то постепенно забывается мудрость и радость детских рисунков и игры каштанов. Он забывает, что любовь заключается в том, чтобы любить других так, как они должны быть любимыми, а не в желании быть такими, какими вы хотите, чтобы они были.

Он учится говорить: «Я побью тебя, чтобы знать, о чем ты кричишь». Или он может просто попросить. И утереть твои слёзы. Нет большего и простого мужества, чем это.

Смотрите больше:

Источник: mamamia.bg