Франсуа Озон говорит, что открывающий Берлинале «Питер фон Кант» исследует динамику власти в страсти, творческий мир

Франсуа Озон, плодовитый и провокационный французский режиссер, получивший премию «Золотой медведь» Берлинале 2018 года с фильмом «По милости Божьей», возвращается на фестиваль с фильмом «Питер фон Кант», мировая премьера которого состоится на премьере. Поворот на основе культового фильма Райнера Вернера Фассбиндера «Горькие слезы Петры фон Кант». В фильме Озона Денис Меноше играет измученного режиссера, а Изабель Аджани играет его музу. Как и оригинальный фильм, «Питер фон Кант» рассказывает о любви, ревности и доминировании. Это шестой фильм Ozon в конкурсе на Берлинском кинофестивале. Среди берлинских фильмов Ozon — «Капли воды на горящих камнях» 2000 года, еще одна адаптация произведения Фассбиндера, и «8 женщин», получивший 20 лет назад Серебряного медведя. Режиссер обсудил с Variety свои творческие амбиции в отношении «Петра фон Канта».

Это ваш второй проект, основанный на Фассбиндере. Почему наследие Фассбиндера так важно для вас и вашей работы?

Фассбиндер — режиссер, чьи работы, образ мышления и мировоззрение всегда преследовали меня. Его невероятная творческая энергия также очаровывает меня, и его способ работы был для меня образцом.

В «Каплях воды на раскаленных камнях» была очень напускная театральность и ироничная дистанцированность, напоминавшая кино Фассбиндера. В этой адаптации «Петры фон Кант» я хотел проявить больше сочувствия. Я думаю, что с возрастом и опытом я лучше понимаю Фассбиндера, его взгляд на жизнь, творчество и любовь даже в самых отвратительных ее аспектах. Фассбиндер не дружелюбный режиссер, его фильмы не дружелюбны, и я хотел, чтобы нас поразили разные чувства к Питеру, чтобы мы могли найти его презренным, а через минуту найти его трогательным, гротескным, милым…

Моя любимая ссылка в творчестве Фассбиндера — его великолепная документальная короткометражка в омнибусе «Германия осенью», где он без изысков снимает себя в своей квартире, с матерью, с любовницей, заставляя их высказать мнение о положение в немецком обществе, о терроризме… Он грубо сплетает интимное и политическое и обнажает, буквально и фигурально, представляя патетику, а также искренность и пронзительный.

Оригинал — это фильм, созданный для женщины-музы (Маргит Карстенсен), и это также относится ко многим вашим фильмам; так почему вы превратили персонажа Петры фон Кант в человека и режиссера? Насколько это автопортрет?

Я хотел снять версию «Петры фон Кант», в которой я мог бы более точно идентифицировать себя. Вот почему я решил забыть о мире моды и поместить фильм в мир кино, а три главных героя представляют мужской пол. У меня была интуиция, что оригинальный текст Фассбиндера был автопортретом, сосредоточенным на одной из его страстных любовных историй. Джулиана Лоренц, его последняя подружка, которую я знаю с момента экранизации «Капли воды на раскаленных камнях», подтвердила мою интуицию. В «Горьких слезах Петры фон Кант» Фассбиндер превратил печальную историю любви с одним из своих любимых актеров Гюнтером Кауфманом в историю лесбийской любви между модельером и ее моделью.

Многие из ваших недавних фильмов затрагивали современные социальные проблемы и вызывали споры. Как вы думаете, будет ли то же самое в случае с «Петром фон Кантом»?

Идея этого фильма заключалась в том, чтобы рассказать универсальную историю о страсти, как всегда своевременную, исследуя отношения господства, контроля и подчинения в творческом мире, а также отношения между музой и кем-то могущественным.

Каково было работать с Изабель Аджани? Почему вы выбрали ее на эту роль?

Я мечтал вечно работать с Изабель Аджани и был уверен, что этого никогда не произойдет. Поэтому я был в восторге, когда она согласилась (взять на себя эту роль), и был тронут тем, как ей понравился сценарий. Она не зацикливалась на размерах своей роли, ее привлекало то, что в фильме говорилось о любовных отношениях, которые она понимала очень близко.

Изабель — завораживающая актриса, как скрипка Страдивари. Стоит только ей сказать: чуть больше, или чуть меньше эмоций или жестокости… и она изящно себя казнит. На ее роль нас вдохновила Паскалин Шаванн, образы актрис 70-х, [and] Марлен Дитрих или Элизабет Тейлор. Изабель любит создавать перформансы, и я думаю, что ей было забавно играть эту героиню одурманенной дивы, иметь достаточно насмешек, чтобы играть актрису, которая так отличается от нее и в то же время явно близка в сознании зрителей.

Как и в случае с Петром, в этом персонаже есть акценты правды и нам пришлось осмелиться показать их иронию и ранимость.

Перейти в источник